ФОРМИРОВАНИЕ ИХТИОФАУНЫ ВЕРХНЕГО ДОНА


ФОРМИРОВАНИЕ ИХТИОФАУНЫ ВЕРХНЕГО ДОНА

 

Современная гидрографическая сеть бассейнов Черного, Азовского и Каспийского морей сформировалась, вероятно, к середине голоцена (Лебедев, 1960). До этого бассейн Дона имел связи с бассейнами других южных и северных рек (Берг, 1949, 1950). Так, еще в доледниковое время в состав бассейна Воронежа и Дона входила Верхняя Волга, соединявшаяся в свою очередь с Печерой, которая была связана с бассейном Оби. В ледниковое и непосредственно следовавшее за ним время связи Дона с другими бассейнами еще более расширились: огромное позднеледниковое озеро, остатком которого является Белое озеро, соединялось с водами Онежского и Ладожского озер, Ильменя, Псковского водоема и Балтийского моря. Кроме того, по мнению Л. С. Берга, бассейн Волги в четвертичное время непосредственно соединялся с бассейнами Днепра через Оку и Десну.

Все эти связи допускали широкие контакты ихтиофауны, осуществляемые на протяжении длительного времени и на огромном пространстве.

Сначала А. В. Федоров (1970, 1971), следуя Г. В. Никольскому (1953) и П. И Жукову (1965), выделил в верхнедонской фауне 6 различных фаунистических комплексов, сформировавшихся в субтропической, арктической, предгорной, таежной, черноморско-каспийской пресноводной и морской географических зонах. Позже здесь появились представители еще двух комплексов.

Субтропическая фауна (или древний верхнетретичный комплекс) сформировалась в третичный период (до плиоцена) и была распространена вокруг северной части земного шара. Затем эта фауна в результате ледникового похолодания распалась на европейский, дальневосточный и североамериканский очаги. Из верхнедонских рыб сюда входят стерлядь, белоперый пескарь, горчак, сазан, вьюн, сом, белуга, русский и черноморско-азовский осетры, севрюга.

Арктический комплекс представлен холодноводным видом палеарктической фауны — налимом, своим происхождением связанным с тундрой. Сюда же следует отнести кумжу, ряпушку и пелядь.

Бореальный предгорный комплекс (гольян, голец, окунь, ерш и донской ерш, подкаменщик и украинская минога) был приурочен в основном к предгорным ландшафтам севера Европы и Сибири.

В зоне тайги проходило формирование бореального равнинного комплекса, куда вошли щука, плотва, елец обыкновенный, елец Данилевского, язь, обыкновенный пескарь, золотой и серебряный караси, обыкновенная, южнорусская и сибирская щиповки.

Понто-Каспийский пресноводный комплекс — это самая многочисленная группа рыб —19 видов и форм: голавль, красноперка, жерех, верховка, линь, подуст, уклейка, русская быстрянка, густера, лещ, белоглазка, синец, рыбец, чехонь, переднеазиатская щи-повка, вырезуб, шемая, судак, берш. Его становление происходило в таежной зоне, представители приспособились к жизни в теплых водах Понто-Каспия и 1,8 млн лет назад завершили формирование современной донской ихтиофауны.

Понто-Каспийский морской комплекс, вероятно, является частью средиземноморской фауны, распространившейся вверх по рекам, впадающим в бассейны Черного и Каспийского морей. К нему относятся черноморско-азовская сельдь, бычок-песочник, бычок-цуцик и звездчатая пуголовка.

Такие представители верхнедонской ихтиофауны, как акклиматизированные белый и пестрый толстолобики, белый амур и случайно расселившиеся шловешка-ротан и амурский чебачок, относятся к китайскому равнинному комплексу. Последние два вида образовали самовоспроизводящиеся популяции.

Гуппи — представитель южно-американской тропической фауны.

Формирование донской ихтиофауны со времени появления этого бассейна и до конца плейстоцена происходило только под влиянием естественных (абиотических и биотических) факторов—изменений гидрографической сети бассейна, климата, биотических связей в водоемах и т. д. Человек, появившийся в начале четвертичного периода, очень долго не оказывал сколько-нибудь заметного воздействия на рыб. Однако с началом более регулярного рыболовства на Дону, которое, по-видимому, можно отнести к неолиту, и развитием общей хозяйственной деятельности человека к естественным факторам прибавились антропические, роль которых с течением времени прогрессивно возрастала. До сих пор эта роль является, к сожалению, главным образом отрицательной (вспомним хотя бы почти безудержно растущее загрязнение бассейна и нерациональное рыболовство — действие этих факторов в настоящее время привело к значительному сокращению ареалов многих видов и общему подрыву рыбных запасов Верхнего Дона).

Положительные же антропические факторы пока играют у нас гораздо меньшую роль. Поэтому одной из главнейших задач рационального рыбного хозяйства в нашем бассейне должно быть максимальное ограничение вредного влияния антропических факторов на водоемы и рыбные запасы и всемерное развитие их положительного воздействия (мелиоративные, рыбоводные, акклиматизационные работы, рациональная эксплуатация рыбных запасов).